• Что способствовало выделению человека из животного мира


    Выделение человека из животного мира — КиберПедия

    ПРЕДПОСЫЛКИ АНТРОПОГЕНЕЗА. Обобщив наблюдения своих предшественников и опираясь на достижения современной ему науки, Владимир Иванович Вернадский (1863-1945) сформулировал следующую теорию функционирования жизни на Земле. Главным генератором и источником энергии, потребляемой биологическими организмами на нашей планете, является Солнце. Достигая земной поверхности, солнечная энер­гия посредством фотосинтеза перерабатывается растениями в биологическую энергию и в таком виде аккумулируется ими. Растения служат пищей хм травоядных животных, травоядные — для хищных.

    Воспроизводство флоры, т. е. растительного мира, возможно при условии, если биомасса растений, по крайней мере, в 10 раз превосходит биомассу травоядных, а воспроизводство травоядных — если их биомас­са, по меньшей мере, в 10 раз превышает биомассу хищников. Колебания солнечной активности имеют своим следствием сокращение или же увеличение биомассы растений. В зависимости от этого сокращается или увеличивается численность животных.

    Первоначально размножение людей (а мы принадлежим к всеядным животным) полностью зависело от описанной выше закономерности. С того момента, когда началось ее преодоление, можно датировать зарожде­ние человеческого общества. Этот процесс был связан с формированием человека современного вида и выделением его из животного мира.

    Обращаясь к данной проблеме, проблеме антропогенеза, необхо-1лмо учитывать те признаки человека, которые не только отличают его от других животных, но и сближают с ними. Прежде всего это касается языка. Язык как средство коммуникации существует у многих животных.

     

    Однако язык человека отличается наибольшим совершенством. Многие животные с центральной нервной системой обладают примитивным со­знанием. Человеческое сознание характеризуется гораздо более высоким уровнем развития. Человек — это общественное животное. В то же вре­мя и у других животных существуют элементы коллективизма, хотя сте­пень развития общественной жизни человека не идет ни в какое сравне­ние с ними. Известно также, что целый ряд животных занимается трудовой деятельностью. Если говорить о ее отличии от трудовой дея­тельности человека, речь может идти лишь о характере ее организации и результативности. Доказано, наконец, что даже использование орудий труда не является отличительной особенностью человека. Ими пользу­ются некоторые виды обезьян. Но использование орудий труда у них не имеет регулярного характера. Еще более важно то, что они используют только орудия естественного происхождения.



    Таким образом, целый ряд качеств, которые, казалось бы, отлича­ют людей от других животных, существуют у них в зачаточном состоя­нии. С развитием этих качеств было связано формирование человека со­временного типа. Поэтому решить проблему антропогенеза, значит объяснить, как возникла человеческая речь, как сформировалось челове­ческое сознание, как сложилось человеческое общество, почему человек встал на путь изготовления орудий труда.

    В связи с этим заслуживает внимания то, что человек как биологи­ческий организм — это естественная химическая лаборатория. Химичес­кие реакции предполагают строго определенные температурные усло­вия. В зависимости от механизма теплообмена животные подразделяются на две группы: хладнокровных и теплокровных. У животных первой груп­пы температура тела способна колебаться в значительных промежутках. Это позволяет им функционировать в разных температурных условиях и не требует значительного расхода энергии для теплообмена.

    Иначе обстоит дело с теплокровными животными, у которых тем­пература тела поддерживается примерно на одном уровне. Так, у челове­ка она составляет 36,6 °С. Отклонение буквально на 1-2 °С способно породить болезненное состояние, а отклонение на 5-6 °С чревато смер­тельным исходом. В связи с этим теплокровные животные могут суще­ствовать лишь при определенной температуре воздуха. Для любого че­ловека таким критическим уровнем является О °С, температура замерзания воды. Для жившего в естественных условиях и не знавшего одежды пер­вобытного человека она не должна была опускаться ниже +10.. .+15 °С.

     

    Поэтому первобытный человек мог обитать только в районах с теплым климатом.

    Существенно также, что мы вынуждены расходовать на поддержа­ние температуры тела более 90 % потребляемой нами энергии. Причем на единицу живого веса мы расходуем больше тепла, чем другие живот­ные с центральной нервной системой. Это значит, что биологические особенности человека требуют от него проявления большей жизнедея­тельности, т. е. большей активности в добывании пищи.



    А поскольку человек является всеядным, добывание им мясной пищи в древности во многом зависело от его физических данных. Меж­ду тем он не был способен угнаться за многими животными, не имел ни острых когтей, ни мощных клыков, позволявших сражаться с другими животными, а затем разрывать свою добычу на части. По этой причине первобытный человек должен был или довольствоваться падалью, или же охотиться лишь на мелких животных. В таких условиях потребность в пище животного происхождения могла сначала стимулировать обра­щение первобытного человека к орудиям труда естественного происхож­дения, а затем натолкнуть его на мысль о возможности их изготовления.

    Этому способствовало то, что наше поведение регулируется двумя типами рефлексов: врожденными и приобретенными. Действие врожден­ных рефлексов связано главным образом с функционированием внутрен­них органов. В основе трудовой деятельности лежат условные, или же приобретенные, рефлексы. И хотя условные рефлексы не передаются по наследству, связанные с ними знания человека об окружающем мире и его трудовой опыт могут передаваться от одного индивидуума к другому в порядке личного общения (воспитания и образования), что позволяет человеку накапливать знания об окружающем мире и совершенствовать свой опыт.

    Как же развивался этот процесс на стадии антропогенеза? В реше­нии данной проблемы существуют два совершенно разных подхода. Один из них связан с именем французского ученого Жоржа Кювье (1769-1832), другой — с именем английского ученого Чарлза Дарвина (1809-1882).

    По мнению Ч. Дарвина, в основе эволюции животного мира лежит борьба за существование, которая ведет к естественному отбору, а есте­ственный отбор — к трансформации отдельных видов животных. Так, считал Ч. Дарвин, происходила эволюция обезьяны и превращение ее в человека. Однако, как показали исследования генетиков, трансформа­ция одного вида животных в другой посредством естественного отбора невозможна. Подобное превращение, в основе которого лежит резкое из­менение (мутация) наследственных признаков, предполагает другой ме­ханизм.

    В отличие от Ч. Дарвина Ж. Кювье считал, что все крупные изме­нения в животном мире — это следствие глобальных перемен, происхо­дивших на нашей планете и имевших для растительного и животного мира катастрофический характер. Это могли быть изменения климата, в том числе температуры, магнитного поля Земли, радиации и какие-то другие изменения, о которых мы пока даже не догадываемся.

    В связи с этим особый интерес представляет так называемая «лед­никовая теория», согласно которой, под влиянием изменения солнечной активности наша планета пережила целый ряд крупных изменений кли­мата, в результате чего ледниковый покров, имеющийся в районах Се­верного и Южного полюсов, неоднократно расширялся и вел к сокраще­нию территории с благоприятным для проживания первобытного человека климатом.

    Климатические изменения на планете связаны не только с солнеч­ной активностью. Вот мнение специалистов на этот счет: «Земной шар при своем вращении вокруг Солнца делает колебательные движения, причем полюсы медленно перемещаются; благодаря таким колебаниям воображаемая земная ось, проходящая через полюсы, ежегодно повора­чивается несколько в сторону, к новым областям небесного простран­ства. Вследствие такого постоянного изменения в направлении земной оси происходит изменение и в положении земного экватора относитель­но Солнца, так что с каждым годом наступление мартовского равноден­ствия начинается на 16 минут раньше, чем в предшествующем году. Так как земная ось неизменно поворачивается в течение длинного ряда ве­ков, то по прошествии периода в сто пять веков условия времен года на обоих полушариях совершенно изменятся. Полушарие, получавшее преж­де наибольшее количество тепла, будет получать его меньше, а то полу­шарие, на долю которого выпадало большее количество зимних дней, будет получать больше света и тепла, и в этом полушарии лето будет длин­нее зимы». Как установлено, «9252 г. до Р. X. был самым холодным го­дом для всего северного полушария; затем температура северного полу­шария постепенно повышалась, с тем чтобы в 1248 г. снова начать свое движение в обратном направлении, которое в 11747 г. достигнет кульми­национной точки».

    Происходившие на планете изменения климата имели своим след­ствием гибель одних особей первобытного человека и мучительное при­способление к новым условиям других.

    ВЫДЕЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ИЗ ЖИВОТНОГО МИРА. Вопрос о начале и основных этапах антропогенеза до сих пор остается разрабо­танным явно недостаточно. Все исследователи сходятся в том, что на­шим предком мог быть дриопитек (буквально — древесная обезьяна), обитавший в зоне тропиков и субтропиков несколько миллионов лет на­зад. Дриопитеки жили на деревьях и питались растительной пищей. По­зднее (по одним данным — 5 миллионов, по другим — 1 миллион лет назад) сформировался тип первобытного человека, получивший назва­ние австралопитек (что значит южный человек). Он отличался от своего предшественника тем, что передвигался на двух конечностях, использо­вал в пищу мясо и был знаком с каменными орудиями.

    Одни исследователи считают, что эти орудия являлись искусствен­ными. По мнению других, они имели естественное происхождение. Оста­ется неясным и вопрос о том, насколько регулярно ими пользовался авст­ралопитек. В любом случае с этого момента каменные орудия входят в жизнь первобытного человека. Время их использования получило назва­ние «каменного века». Каменный век подразделяют на три периода: па­леолит (древний каменный век), мезолит (средний каменный век) и нео­лит (новый каменный век). В свою очередь палеолит подразделяют на три периода: ранний (нижний), средний и поздний (верхний). В определе­нии их хронологических рамок среди исследователей до сих пор нет един­ства. По всей видимости, ближе всего к истине точка зрения Валерия Пав­ловича Алексеева и Абрама Исааковича Першица, которые пишут: «Для большей части ойкумены нижний палеолит закончился приблизительно 100 тыс. лет, средний палеолит — 45-40 тыс., верхний палеолит — 12-10 тыс., мезолит — не ранее 8 тыс. и неолит — не ранее 5 тыс. лет назад».

    Особое значение для первобытного человека имело овладение ог­нем. На протяжении всего своего существования животные неоднократ­но становились как свидетелями, так и жертвами пожаров. Последнее обстоятельство, по всей видимости, привело к тому, что страх перед ог­нем приобрел у животных почти врожденный характер. Но что-то заста­вило первобытного человека перебороть в себе подобное чувство и при­близиться к огню. В результате из врага огонь превратился в помощника человека и открыл перед ним такие возможности, которых не имеет ни одно животное.

    Во-первых, человек получил в свое распоряжение новый, допол­нительный вид энергии, следовательно, с этого момента начался рост его энерговооруженности. Во-вторых, огонь в руках человека превратился в оружие, с которым он стал сильнее любого хищного зверя. В-третьих, если до этого человек мог использовать только механическую обработку камня, теперь появилась возможность термической обработки, что озна­чало значительное повышение производительности при изготовлении орудий труда. В-четвертых, огонь позволил использовать в пищу целый ряд растений, употребление которых в сыром виде невозможно или воз­можно в очень ограниченном количестве. В-пятых, приготовление пищи на огне повысило ее усвояемость и тем самым повело к сокращению объе­ма продуктов, требующихся для получения необходимого человеку ко­личества калорий. В-шестых, с этого момента открылись новые возмож­ности в обработке шкур животных, а также других материалов, которые можно было использовать для изготовления одежды, обуви, некоторых предметов домашнего обихода. В-седьмых, с овладения огнем происхо­дит не только освоение естественных укрытий (например, пещер), но и возведение построек. Это, а также появление одежды позволило челове­ку выйти за пределы тропиков и субтропиков и начать заселение плане­ты. Данное обстоятельство следует подчеркнуть, так как для животных характерно то, что они могут обитать только в определенных природно-климатических условиях. В-восьмых, преодоление страха перед огнем представляло собою первый шаг на пути подавления человеком живот­ных инстинктов и формирования нового, совершенно не характерного для других животных, типа поведения.

    Все это, вместе взятое, дает основания рассматривать овладение огнем как революционный переворот в жизни первобытного человека. Показательно, что у многих народов данный факт лег в основу легенд. Вспомним хотя бы древнегреческий миф о Прометее. Вопрос о том, ког­да именно человек сумел овладеть огнем, остается открытым. По одним данным, это произошло примерно 700, по другим — 400 тыс. лет назад.

    Но прошло много времени, прежде чем использование огня стало обычным явлением. Дело в том, что первоначально человеку был досту­пен только огонь естественного происхождения, возникавший в резуль­тате грозы, извержения вулканов, самовозгорания некоторых минераль­ных и органических веществ. Не умея искусственно получать и возобновлять огонь, те немногие первобытные люди, которым удавалось овладеть им, должны были поддерживать его непрерывно. Утрата огня, а она происходила неоднократно, отбрасывала рождавшееся человечес­кое общество назад. Так продолжалось до тех пор, пока не было обраще­но внимание на тепло, выделяемое при трении, и искры, высекаемые кремнем. Возникла технология искусственного получения огня. С этого момента использование огня стало распространяться по всей планете, а начавшиеся под его влиянием изменения в жизни первобытного челове­ка приобрели необратимый характер.

    Вполне возможно, что они отразились и на его биологической эво­люции. Австралопитек, живший до овладения человека огнем, имел мозг объемом до 600 см3 и в этом отношении почти не отличался от некото­рых видов обезьян. Не позднее 700 тыс. лет назад сформировался пите­кантроп (обезьяночеловек), мозг которого составлял около 900 см3. Мозг неандертальца, жившего между 250-40 тыс. лет назад достигал 1400 см3. Примерно 40-30 тыс. лет назад сформировался современный тип чело­века, получивший название Home sapiens, или «человек разумный». Объем его мозга был равен уже 1500 см3, что соответствует объему мозга совре­менного человека.

    Формирование «человека разумного» было связано с появлением у него речи и совершенно иного уровня сознания. Это нашло свое отраже­ние в зарождении искусства (наскальная живопись) и идеологии (рели­гия). В основе возникновения религиозных представлений лежало, с од­ной стороны, стремление первобытного человека понять мир, который его окружал, а с другой — желание оказать на него влияние. Так зароди­лись первые магические обряды, с помощью которых человек пытался защитить себя от стихийных сил природы и обеспечить более успешное добывание пищи. Одним из первых религиозных культов был культ промыслового зверя. Возникновение религии представляло собою важное событие в зарождение духовной культуры.

    Овладение огнем и формирование человека современного типа спо­собствовали совершенствованию его производительной деятельности. В распоряжении австралопитека и питекантропа, живших в период ранне­го палеолита, находилось около 20 видов каменных орудий, представ­лявших собою разные виды рубила. Неадертальцу было известно уже 60 видов орудий. Причем наряду с рубилами появились скребла, остроконечники, костяные иглы и шилья. Именно в это время человек начал производить первые составные орудия (ножи) и орудия для изготовления орудий. Человек разумный в период позднего палеолита (40-12 тыс. лет назад) использовал более 90 видов орудий. Особое место среди них стали занимать составные орудия. Происходит совершенствование ножей, появ­ляются каменные топоры и копья с каменными наконечниками. Человек выходит из пещер и приступает к возведению деревянных строений.

    Если чисто теоретически допустить, что все известные нам виды орудий создавались в определенной последовательности, т. е. один пос­ле другого, получается, что в первом случае это занимало, как минимум, 30 тыс. лет, во втором — 1 тыс. лет, в третьем — примерно 300 лет. С одной стороны, перед нами картина ускорения технического прогресса. С другой стороны, нельзя не признать, что этот прогресс долгое время был почти тождествен застою.

    Более быстрые изменения происходят в мезолите (10-6 тыс. до н. э.). В это время появляются лук со стрелами, палица, бумеранг, гарпун, рыбо­ловный крючок, леска, глиняная посуда, долото, лодка-долбленка, зарож­дается ткачество.

    ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. Первоначально человек вел образ жизни, который принципиально не отличался от образа жизни других животных. В частности, он питался за счет того, что давала ему природа: занимался собирательством, охотился и ловил рыбу.

    Несовершенство людей как хищников не всегда позволяло им охо­титься и заниматься рыболовством в одиночку. Более того, поскольку когда-то леса кишели хищными зверями, в одиночку небезопасно было даже собирательство. Это заставляло первобытных людей жить коллек­тивами и совместно добывать пищу. Это определяло и те отношения, которые складывались между ними.

    Самой ранней формой их объединения, по всей видимости, было первобытное стадо, на смену которому позднее пришла родовая община. Род объединял несколько десятков человек. Постепенное его расшире­ние вело к отпочкованию от него других родовых коллективов. В резуль­тате возникало объединение нескольких родов — племя. Состав племе­ни колебался в пределах нескольких сотен человек. Разрастание племени делало неизбежным выделение из него других племен, что, как правило, имело своим следствием не просто обособление, но и изоляцию новых коллективов.

    Причина этого заключалась в следующем. Присваивающее хозяйство могло существовать, не нарушая процесса воспроизводства в животном и растительном мире, в зависимости от природно-климатических условий, при плотности населения чаще всего не выше 0,3-0,5 чел./км2, или же при соот­ношении 2-3 км2/чел. Хозяйственная территория рода в пределах 50 чел. должна была составлять не менее 100 км2, а племени численностью в 500 чел — не менее 1000 тыс. км2. В первом случае радиус деятельности превы­шал 5, во втором — 18 км. Очевидно, что уже в рамках племени по мере его разрастания связи между родами начинали ослабевать. Регулярные контак­ты между отдельными племенами и тем более их совместная деятельность были невозможны.

    Эволюция первобытного коллектива сопровождалась трансформа­цией взаимоотношений между отдельными его членами, связанных с добыванием и распределением пищи, а также с организацией и управле­нием самим коллективом. Поскольку труд в это время имел коллектив­ный характер, не существовало индивидуальной собственности на его результаты. Право собственности означает право владеть, пользоваться и распоряжаться материальными ценностями. То, что удавалось добыть даже отдельному человеку, принадлежало всему коллективу.

    Древнейшим способом распределения пищи было совместное ее поедание. В одном случае по кругу пускался кусок мяса, и каждый отре­зал себе столько, сколько считал допустимым. В другом — по кругу шла растительная пища, в третьем — сосуд с питьем. Такую форму распреде­ления некоторые специалисты называют разборно-коммуналистической. На этой стадии пища находилась в полной собственности коллектива, и все имели на нее более или менее равные права.

    Со временем разбору начинает предшествовать раздел. В некото­рых коллективах пища первоначально делилась между мужчинами и женщинами. Обособление рода и возникновение внутри него семей по­влекли за собою предварительное разделение пищи между семьями.

    Широко распространено мнение, будто бы присваивающее хозяй­ство могло дать человеку только необходимый минимум средств суще­ствования. В действительности оно тоже было способно давать избыток пищи. Но полная зависимость ее получения от природно-климатичес­ких условий вела к тому, что периоды изобилия пищи чередовались с периодами, когда человек оказывался на грани голодной смерти. В таких условиях не редкостью было людоедство, или каннибализм.

    Более важно другое. Первоначально пища человека состояла из ско­ропортящихся продуктов (мяса, рыбы, овощей, фруктов). Поэтому главная проблема заключалась не в невозможности получения, а в невозможности сохранения избытка пищи. Данное обстоятельство способствовало возник­новению и распространению такого явления, как дарообмен. Если перво­бытный коллектив не мог потребить все заготовленные им продукты, он делился ими с другими. Так возникла одна из древнейших форм реализа­ции избыточного продукта.

    Постепенно дарообмен, раздел, и совместное потребление пищи начинают регулироваться. В семье эти функции выполнял глава семьи, в родовой общине — родовладыка, или старейшина, в племени — вождь В связи с этим складывается обычай дарения не просто племени, а его вождю, не просто роду, а старейшине, не просто семье, а ее главе.

    В древности общественные потребности в основном определялись личными потребностями. Их рост был связан главным образом с ростом численности населения. С учетом этого в развитии присваивающего хозяйства можно выделить два этапа. На первом из них темпы роста чис­ленности населения примерно соответствовали темпам освоения новых земель. На втором этапе по мере исчерпания резерва свободных и удоб­ных для присваивающего хозяйства земель темпы их освоения начина­ют отставать от темпов роста численности населения (таблица 1). И как результат этого складывается кризис присваивающего хозяйства.

    Таблица 1

    Динамика обеспеченности землей

    Период, лет до н. э. Численность населения, млн. чел. Обеспеченность землей, км /чел.
    До 5-1 млн. 0,015  
    Около 1 млн. 0,125  
    300 тыс.    
    25-15 тыс.    
    10 тыс.    
    5 тыс.    
    3 тыс.    

     

     

    Те племена, которые раньше оказались перед лицом кризиса при­сваивающего хозяйства, стали генераторами массовых переселений или агрессий. Исчерпание этой возможности открывало перед ними три пер­спективы — вымирание, покорение или истребление другими племена­ми, переход к производящему хозяйству. Не все народы, оказавшиеся в таком положении, могли осуществить этот переход. Подобная возможность существовала только там, где имелись дикие животные и растения, кото­рые были пригодны для употребления в пищу и могли быть одомашнены.

    Общая плотность населения планеты, при которой невозможно присваивающее хозяйство, была достигнута к 3 тысячелетию до н. э. Между тем долгое время территория, на которой обитал первобытный человек (его останки обнаружены в восточной части Африки, на юге Азии ж в Европе) не превышала 40 тыс. км2, т.е. 30 % территории планеты. С учетом этого исчерпание возможностей присваивающего хозяйства в зоне обитания первобытного человека могло произойти к 5 тысячелетию до н. э. А если принять во внимание неравномерность размещения перво­бытных людей в зоне их обитания, в отдельных местах кризис присваи­вающего хозяйства мог начаться в мезолите и даже в позднем палеолите. Именно тогда, между 50 и10 тыс. лет до н. э., человек появился в Австра­лии и Америке.

    Первоначально люди селились по берегам рек и озер. Это было вызвано несколькими причинами. Во-первых, человек нуждался в пресной воде. Во-вторых, здесь он имел один из источников пищи (рыболовство). В-третьих, берега рек и озер служили естественной защитой от хищных зверей и людей. Кроме того, долгое время именно реки являлись главными транспортными артериями, которые использовал человек. Поэтому расселение людей по планете было связано с освоением речных долин.

    BBC - Религии - Христианство: Права животных

    Виды церквей

    Что церкви говорят о животных

    Святой Франциск ©

    Англиканский взгляд

    Эта резолюция Ламбетской конференции англиканской церкви 1998 года типична для современного христианского мышления о животных:

    Римско-католический вид

    Папская энциклика Evangelium Vitae признает, что животные имеют как внутреннюю ценность, так и место в Царстве Божьем.

    Римско-католическая этика жизни, если она будет полностью принята, побудит христиан избегать всего, что приносит животным ненужные страдания или смерть.

    Официальная позиция Церкви изложена в ряде разделов официального Катехизиса Церкви (разбивка на абзацы в каждом разделе принадлежит нам):

    373

    Согласно Божьему плану мужчина и женщина призваны «покорить» землю как Божьи домостроители.

    Этот суверенитет не должен быть произвольным и деструктивным господством.Бог призывает мужчину и женщину, созданных по образу Творца, «любящего все сущее», разделить Его провидение по отношению к другим созданиям; отсюда их ответственность за мир, который Бог доверил им.

    2415

    Седьмая заповедь требует уважения к целостности творения.

    Животные, как растения и неодушевленные существа, по своей природе предназначены для общего блага человечества в прошлом, настоящем и будущем.

    Использование минеральных, растительных и животных ресурсов вселенной нельзя отделить от уважения к моральным императивам.

    Дарованная Творцом власть человека над неодушевленными и другими живыми существами не абсолютна; она ограничена заботой о качестве жизни своего соседа, включая будущие поколения; это требует религиозного уважения к целостности творения.

    2416

    Животные - творения Бога. Он окружает их своей провиденциальной заботой. Одним своим существованием они благословляют его и воздают ему славу.

    Таким образом, люди обязаны им добротой. Мы должны вспомнить, с какой нежностью такие святые, как св.Франциск Ассизский или святой Филипп Нери лечили животных.

    2417

    Бог вверил животных в ведение тех, кого Он создал по Своему образу. Следовательно, использование животных в пищу и одежду является законным. Их можно приручить, чтобы помочь человеку в работе и на досуге.

    Медицинские и научные эксперименты на животных являются морально приемлемой практикой, если они остаются в разумных пределах и способствуют заботе о человеческих жизнях или их спасению.

    2418

    Бесполезно заставлять животных страдать или умирать - противоречит человеческому достоинству.

    Так же недостойно тратить на них деньги, которые в первую очередь должны пойти на облегчение человеческих страданий.

    Можно любить животных; не следует направлять к ним привязанность только к людям.

    Критика

    Некоторые авторы критиковали приведенные выше утверждения за то, что они так твердо сосредоточены на людях. Например, в 2418 г. описывается, как бесполезно причинять животным страдания, как «противоречащее человеческому достоинству», а не как несправедливость по отношению к животным.

    Почему страдают животные?

    Почему Бог позволяет животным страдать?

    Антоний Падуанский проповедовал рыбе ©

    Страдания животных, похоже, расходятся с христианским представлением о любящем и сильном Боге.

    В конце концов, если бы Бог был всемогущим, он мог бы предотвратить страдания, а если бы Бог был совершенно добр, он бы хотел предотвратить страдания.

    Но животные действительно страдают в колоссальных масштабах, и, поскольку в этом нет никакой логической необходимости, христианам нужно кое-что объяснить.

    Проблема страданий животных является частью общей проблемы, с которой сталкиваются христиане при объяснении существования зла и страданий в мире Бога.

    Теологи и философы пытались справиться со страданиями животных - вот некоторые из их попыток.

    Животные не чувствуют боли

    • Животные не чувствуют боли
      • Хотя животные ведут себя так, как будто они чувствуют боль, это поведение не сопровождается неприятными психическими состояниями
    • Поскольку животные не чувствуют боли, они не страдают
    • Следовательно, страдания животных только кажутся и не противоречат идее любящего Бога.

    Этот аргумент не нашел большой поддержки из-за совокупного эффекта таких пунктов:

    • животные ведут себя так же, как люди, когда им причиняют боль
    • высших животных имеют сходные с людьми неврологические структуры
    • те же самые пункты можно, с небольшой адаптацией, использовать, чтобы доказать, что люди (кроме нас самих) не чувствуют боли.
      • рассказывать другим, что нам больно, - это просто больше поведения - это ничего не доказывает

    Животная боль не так страшна, как человеческая боль

    • Страдание и боль - это не одно и то же
    • Страдает совсем плохо
    • Боль без страдания, хотя и плохая сама по себе, имеет хорошие последствия:
      • Сообщает животным о необходимости предпринять те или иные действия.
      • Стимулирует животных отходить от источника боли
    • Животные и люди могут испытывать боль
    • Страдание - более сложное явление, чем боль
      • Боль требует только способности воспринимать физические ощущения
      • Преобразование боли в страдание требует способности думать о себе и своих переживаниях
    • Только люди обладают необходимой умственной способностью превращать боль в страдание
    • От боли страдают только люди
    • Животные не страдают, хотя чувствуют боль
    • Поскольку животные не страдают, существование животной боли не противоречит представлению о любящем Боге

    Этот аргумент также не нашел большой поддержки, потому что:

    • Существует мало научных доказательств того, что животные не страдают
    • Способности, которые считаются необходимыми для страдания людей, также предоставляют людям способы справиться с болью.У животных нет этих способностей, поэтому их переживание боли может быть хуже, чем у людей, например:
      • Животных нельзя утешить
      • Животные не могут понять свою боль или установить ее в контексте (например, они не могут понять, что боль от выпадения зуба - это небольшая плата за избавление от зубной боли)
      • Животные не могут понять, что конкретное переживание боли носит временный характер
      • Животные не могут думать ни о чем другом
      • Животные не могут созерцать небеса как награду за свои нынешние страдания

    Но главное возражение против этого аргумента состоит в том, что он идет вразрез со здравым смыслом, как вам скажет любой, кто видел страдания животного, потерявшего одного из своих детенышей.

    Животная боль - необходимая часть животного

    Некоторые христиане считают, что это неправда.

    Животная боль - результат Падения

    • Когда Бог создавал мир, животные не страдали от боли, а также животные не нападали и не ели друг друга
    • Падение человека испортило природу и исказило мир
    • Животная боль - результат разложения природы

    Некоторые теологи связывают животную боль с падением ангелов до грехопадения человека.

    Животные заслуживают своей боли

    Один древний теолог считал животных существами, поведение которых навлекает на себя страдания.

    Животная боль помогает обучать людей

    Животная боль помогает людям понять плохие последствия определенных действий.

    Животные получат компенсацию в загробной жизни за боль, причиненную на земле

    Христианские богословы традиционно учили, что у животных нет загробной жизни, и поэтому они не получат компенсации за страдания в течение своей земной жизни.

    Но современные писатели более сострадательны. Кейт Уорд написал:

    Некоторые писатели считают, что компенсация в виде славной загробной жизни - единственное, что может примирить страдания животных (и людей) с идеей любящего и всемогущего Бога.

    Это не совсем удовлетворительно, и это не работает для тех животных, которым не хватает самосознания и которые не помнят, что произошло в их жизни.

    Джон Хик выразился так:

    А С.С. Льюису нравится это:

    .

    BBC - Этика - Этика животных: права животных

    Дело против прав животных

    Против идеи, что животные имеют права, выдвигается ряд аргументов.

    • Животные не думают
    • Животные не в сознании
    • Животные были посажены на Землю для служения людям
    • У животных нет души
    • Животные не ведут себя нравственно
    • Животные не являются членами «морального сообщества»
    • Животные неспособны к свободному нравственному суждению
    • Животные не думают

    Святой Фома Аквинский учил, что животные действуют исключительно инстинктивно, в то время как люди занимаются рациональным мышлением.

    Это различие обеспечивало границу между людьми и животными и считалось подходящим критерием для оценки морального статуса существа.

    Животные не в сознании

    Французский философ Рене Декарт и многие другие учили, что животные - не более чем сложные биологические роботы.

    Это означало, что животные не имели права иметь какие-либо права - или вообще какие-либо моральные соображения.

    Животные были посажены на землю для служения людям

    Этот взгляд взят из Библии, но, вероятно, отражает основное отношение человека к другим видам.

    Христианские богословы развили эту идею - святой Августин учил, что «по самому справедливому постановлению Создателя как их [животных] жизнь, так и их смерть являются предметом нашего использования».

    Святой Фома Аквинский учил, что вселенная построена как иерархия, в которой существа более низкого уровня должны служить тем, кто выше них.

    Поскольку люди были выше животных в этой иерархии, они имели право использовать животных так, как они хотели.

    Однако, как указал К.С.Льюис:

    У животных нет души

    Христианские богословы учили, что только существа с душой заслуживают этического рассмотрения.

    Животные не имели души и, следовательно, не имели никаких моральных прав.

    Этот аргумент больше не считается полезным, потому что идея души очень противоречива и неясна даже среди религиозных людей.Более того, невозможно установить существование души (человека или животного) достоверным экспериментальным способом.

    Это также затрудняет утверждение, как это сделали некоторые теологи, о том, что животные должны иметь права, потому что у них есть душа.

    .

    Ответы на программы по сохранению зоопарка

    Программы сохранения зоопарка

    Одна из последних рекламных объявлений Лондонского зоопарка вызвала у меня некоторое раздражение, настолько явно искажая реальность. Заголовок озаглавленный «Без зоопарков, вы могли бы также сказать этим животным, чтобы они наполнились чучелами», он был окаймлен иллюстрациями нескольких исчезающих видов и продолжал превозносить миф о том, что без зоопарков, таких как Лондонский зоопарк, эти животные «почти наверняка исчезнут навсегда».С довольно посредственной репутацией в мире зоопарков по охране природы, можно было бы простить то, что относился к такой рекламе несколько скептически.

    Изначально

    зоопарков создавались как места развлечений, и их предполагаемое участие в охране окружающей среды всерьез не возникало примерно 30 лет назад, когда Лондонское зоологическое общество провело первую официальную международную встречу по этой теме. Восемь лет спустя состоялась серия всемирных конференций под названием «Разведение исчезающих видов», и с этого момента сохранение природы стало модным словом зоопарка.Это обязательство теперь четко определено во Всемирной стратегии сохранения зоопарков (WZGS, сентябрь 1993 г.), которая, хотя и является важным и долгожданным документом, все же, похоже, основана на нереалистичном оптимизме в отношении природы зоопарковой индустрии.

    По оценкам WZCS, в мире около 10 000 зоопарков, из которых около 1000 представляют собой ядро ​​качественных коллекций, способных участвовать в скоординированных программах сохранения. Вероятно, это первая ошибка документа, поскольку я считаю, что 10 000 - это серьезная недооценка общего количества мест, маскирующихся под зоологические учреждения.Конечно, получить точные данные сложно, но, если посмотреть на проблему в перспективе, я обнаружил, что за год работы в Восточной Европе я обнаруживаю свежие зоопарки почти еженедельно.

    Второй недостаток в обосновании документа WZCS - это наивная вера, которую он возлагает на 1000 основных зоопарков. Можно было бы предположить, что уровень этих учреждений был бы тщательно изучен, но похоже, что критерием для включения в этот избранный список может быть просто то, что зоопарк является членом федерации или ассоциации зоопарков.Это может быть хорошей отправной точкой, исходя из предпосылки, что участники должны соответствовать определенным стандартам, но опять же факты не подтверждают теорию. У уважаемой Американской ассоциации зоологических парков и аквариумов (AAZPA) были крайне сомнительные члены, а в Великобритании Федерация зоологических садов Великобритании и Ирландии иногда имела членов, которые подвергались резкой критике в национальной прессе. К ним относится парк приключений Робин Хилл на острове Уайт, который многие считают самой известной коллекцией животных в стране.Это заведение, которое в течение многих лет находилось под защитой местного совета острова (который рассматривал его как туристическую достопримечательность), было окончательно закрыто после осуждающего отчета ветеринарного инспектора, назначенного в соответствии с Законом о лицензировании зоопарков 1981 года. Как всегда. набор с сомнительной репутацией, каждый обязан задуматься о стандартах, которые устанавливает Федерация зоопарков при предоставлении членства. Ситуация еще хуже в развивающихся странах, где мало денег на перепланировку, и трудно найти способ включить коллекции в общую схему WZCS.

    Даже если предположить, что 1000 основных зоопарков WZCS соответствуют высоким стандартам, укомплектованы научным персоналом и исследовательскими центрами, обученными и преданными своему делу хранителями, жилыми помещениями, допускающими нормальное или естественное поведение, и политикой полного сотрудничества друг с другом, что может быть потенциал для сохранения? Колин Тадж, автор книги «Последние животные в зоопарке» (Oxford University Press, 1992), утверждает, что «если бы зоопарки мира работали вместе в программах совместного разведения, то даже без дальнейшего расширения они могли бы спасти около 2000 видов находящихся под угрозой исчезновения земель. позвоночные ».Это кажется чрезвычайно оптимистичным предложением человека, который должен осознавать недостатки и слабости зоопарка, человека, который, будучи членом совета Лондонского зоопарка, вынужден был убеждать зоопарк уделять больше внимания охране природы. Более того, где факты, подтверждающие такой оптимизм?

    Сегодня можно сказать, что около 16 видов были «спасены» программами разведения в неволе , хотя некоторые из них вряд ли можно считать очевидными успехами.Помимо этого, еще около 20 видов серьезно рассматриваются в программах сохранения зоопарков. Учитывая, что международная конференция в Лондонском зоопарке проводилась 30 лет назад, это довольно медленный прогресс и далек от цели Таджа - 2000 человек.

    Вопросы 1-7

    Соответствуют ли следующие утверждения взглядам автора в «Отрывке для чтения»? В ячейках 1-7 напишите

    ДА если заявление согласуется с составителем

    НЕТ , если заявление противоречит составителю

    НЕ ДАЕТ , если невозможно сказать, что автор думает об этом

    Пример Ответ

    Лондонский зоопарк плохо представлен.НЕ ДАННЫЙ

    1 ДА НЕТ. Реклама Лондонского зоопарка нечестна.
    1. Ответ: ДА